?

Log in

No account? Create an account

January 29th, 2015

Jan. 29th, 2015

Разгоняя вагонетку, становится спокойнее. Налегая натруженными руками на стремительно остывающие, но все еще пышущие накопленым жаром борта, ощущая мягкие удары на стыках рельс, равномерный лязг противоинерционных зацепов и скрип откатников, можно на секунду забыть, что я безроботный. Секунда- именно столько надо, чтобы вагонетка преодолела расстояние между рабочими постами. На каждом "пляжник" - оператор автоматической линии горячего цеха. На каждом шорты, майка, очки и респиратор. У каждого один и тот же вопрос: ну как ты? Скоро Они?
Нормально! -кричу я восемь раз. Один раз лишний- это мой пост, седьмой, и вопроса оттуда нет, как нет и пляжника. А есть сутулые наладчики, усталые инженеры, пьяненькие слесаря. И мой Робот. разобранный. Вскрытый. Расчлененный. Безукоризненно серая краска заляпана потеками черного масла, шланги пневматики свисают из под кожуха, словно выпущеные кишки, верхний поворотный поршень лежит отдельно, на листе рифленой стали.
Зрелище моего разобранного гайотто-сименс так действует на меня, что последний , восьмой, возглас "нормально" звучит, как фреза, прогрызающаяся сквозь лучевую кость к локтю. До конца смены сто восемьдесят четыре минуты